Бродячий продрогший кот нашёл особенное место, чтобы согреться холодным рождественским утром

Нью-Йорский фотограф Брук Голдман проклинала себя за глупость. Вместо того чтобы остаться нежиться в постельке, она за каким-то лихом потащилась со своим бойфрендом утром в воскресенье на улицу. Ладно, у него были неотложные дела, но ей-то чего не сиделось дома? Так, ворча, она шла по пустым улицам, как вдруг её губы растянулись в непроизвольной улыбке. Она увидела этого кота.

Обычный, взъерошенный от холода, грязноватый уличный котяра серого с рыжинкой окраса. Он нашел самое неординарное место, чтобы устроиться вздремнуть – корзинку для младенца Иисуса на рождественской инсталляции. Рядом стояли фигурки Девы Марии и Иосифа, лежала прочая праздничная атрибутика, а в центре композиции умостился кот. И не испытывал по этому поводу никаких угрызений совести.

Хмурое выражение на морде усатого-полосатого можно объяснить и действительно холодной погодой, и нездоровым вниманием со стороны людей. Ходят тут всякие, пальцами тычут, внимание привлекают. Люди действительно останавливались посмеяться от этой картины и перекинуться парой слов о вопиющей беспардонности животного. Но откуда тому знать про какие-то религиозные или культурные традиции? Корзинка есть, будет и кот в корзинке.

Брук Голдман признает, что этот случай позабавил её и придал всему утру некий смысл. Не зря, выходит, она не осталась дома – кто бы тогда запечатлел поступок серого нахала? Стараниями Брук мы тоже можем видеть, как кот без всякого пиетета покушается на чувства верующих.

error: Alert: Content is protected !!